Эдди Снайдеро: Привычка быть первыми

Сказать, что кухни Snaidero оборудованы по последнему слову техники — это значит ничего не сказать. Ведь уже более 65 лет интерьерные композиции этой итальянской компании уверенно удерживают статус наисовременнейших и сверхинновационных территорий

Эдди Снайдеро, президент и генеральный директор компании Snaidero

  •   Рино Cнайдеро, его отец, основал семейный бизнес в 1946 году
  •   Сегодня Snaidero — известная на весь мир марка
  •   Здесь рождаются и реализуются идеи ведущих итальянских дизайнеров
The Excellence: Компания «Снайдеро» пришла на российский рынок в начале 2000-х годов. Как вы оцениваете пройденный этап?
Эдди Снайдеро: В России мы уже 15 лет. Срок немалый, но, к счастью, ещё есть многое, над чем можно работать. Признаюсь, что начинали мы как первопроходцы. Постепенно всё упорядочилось, и сейчас у нас примерно 35 центров продаж в России. Также мы представлены в Белоруссии, Украине и Казахстане. В мае 2014 года исполнилось 10 лет нашему фирменному салону «Снайдеро. Центр Кухни. Москва».

ШОУ-РУМ
«СНАЙДЕРО. ЦЕНТР КУХНИ. МОСКВА» ЯВЛЯЕТСЯ САМЫМ КРУПНЫМ ФИРМЕННЫМ ЦЕНТРОМ SNAIDERO В ЕВРОПЕ

Как Вы считаете, изменились ли за это время вкусы российских заказчиков?
Раньше клиентам нравилось, чтобы всё было натуральное, из дерева, и чтобы богато декорировано — позолота, серебро, различные приёмы украшения в стиле барокко. За последние годы вкусы несколько поменялись. Сейчас предпочтительны более минималистичные интерьеры. 
С чем это связано? Возможно, люди стали больше путешествовать, стали сравнивать, лучше разбираться в новых направлениях и соответственно принимать их.

«КОГДА ИДЕЯ СТАНОВИТСЯ НАГРАДОЙ» — ЭТО ДЕВИЗ, ПОЛОЖЕННЫЙ В ОСНОВУ ЕЖЕГОДНОГО КОНКУРСА
SNAIDERO DESIGN AWARD
В МОСКВЕ

Есть ли различие между итальянским и российским видением интерьера кухни?
Итальянцы всегда предпочитали традиционный дизайн. Российский заказчик хотя и кардинально отличается от европейского, сейчас всё чаще выбирает кухни в современном стиле, в стиле модерн.

СТРАТЕГИЯ SNAIDERO — 
КРЕАТИВНЫЙ ДИЗАЙН
И
ИННОВАЦИОННЫЙ ПРОРЫВ

Эстетика каких дизайнеров, сотрудничающих с Вашей компанией, наиболее востребована российскими заказчиками?

Конечно, в первую очередь им нравится дизайн Pininfarina.

Наш российский клиент — это очень обеспеченный человек с рафинированным вкусом.

Он ездит на Ferrari и является владельцем той кухни, что изготовлена в сотрудничестве с Ferrari, где всё высочайшего качества: полимерный карбон, металлизированный лак на покрытии, система освещения.

КУХНЯ ACROPOLIS ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ РАЗОМКНУТОЕ С ОДНОЙ СТОРОНЫ КОЛЬЦО.

 КОНЦЕПЦИЯ, КОТОРАЯ ЛЕГЛА В ОСНОВУ ЭТОЙ МЕБЕЛЬНОЙ КОНСТРУКЦИИ,
РОДИЛАСЬ ПОСЛЕ РАБОТЫ, КОГДА
ПАОЛО ПИНИНФАРИНА
ДОМА ИМПРОВИЗИРОВАЛ
НА БАРАБАННОЙ УСТАНОВКЕ. 

НА КУХНЕ ACROPOLIS
ЧЕЛОВЕК НАХОДИТСЯ В ЦЕНТРЕ ДЕЙСТВА, ЛЕГКО УПРАВЛЯЯСЬ С БОЛЬШИМ КОЛИЧЕСТВОМ ПРЕДМЕТОВ

ЛУЧШИЕ ИТАЛЬЯНСКИЕ ДИЗАЙНЕРЫ ПРЕВРАЩАЮТ ШКАФЧИКИ И ЯЩИЧКИ В АРТ‑ОБЪЕКТ ВЫСОЧАЙШЕЙ ФУНКЦИОНАЛЬНОСТИ

Ещё очень популярен Массимо Йоза Гини (Massimo Iosa Ghini).

Он несколько более консервативен — использует типично традиционные формы, но предлагает их современную трактовку.

В итоге получаются стилистически интересные проекты. 
Вообще, редизайн — актуализация типичных штампов, удачных и оправдавших себя со временем, — сейчас очень популярен в кухонной индустрии.
С самого начала ваш отец Рино Снайдеро поставил задачу создать идеальную кухню. При этом революционный дизайн не остался единственной сильной стороной компании.
Нашей компании 68 лет, и за эти годы было придумано много инженерных решений для кухни, которые оказались интересны европейским, американским и российским заказчикам.

Возьмем, например, встроенную технику. Раньше техника ставилась отдельно: плита, холодильник, посудомоечная машина. А мой отец придумал встраивать технику в кухню. Да, это была наша идея.

Когда-то курьёзный случай произошёл с одной из наших новинок. Мы предложили фасады без ручек. Потребители в Германии поначалу никак не могли взять в толк: как это возможно? И вот теперь уже кухни массово производятся без ручек.

Мы были первыми на рынке, кто сделал это.

ЕЩЕ В 1968 ГОДУ
ИННОВАЦИОННУЮ МОДЕЛЬ SPACIO VIVO ПРИОБРЁЛ ДЛЯ ЭКСПОЗИЦИИ
МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА В НЬЮ‑ЙОРКЕ

Какая модель кухни Snaidero наиболее Вами любима?
Естественно, Оla 25.

ЮБИЛЕЙНАЯ OLA 25 СОЗДАВАЛАСЬ В ЧЕСТЬ 25‑ЛЕТНЕГО СОТРУДНИЧЕСТВА
SNAIDERO
И
PININFARINA DESIGN HOUSE. 

 КУХНИ ВЫПУЩЕНЫ В ОЧЕНЬ ОГРАНИЧЕННОМ КОЛИЧЕСТВЕ

Не поделитесь ли с нами какой-либо историей из «жизни» этой иконы итальянского дизайна?
В прошлом году моя дочь предложила выпустить Ola Ferrari. Мы с Паоло посоветовались и решили сделать две цветовые версии: красную и черную.

Я неделями не выходил из мастерских, из покрасочного и полировочного цеха, чтобы добиться правильного блеска, как на автомобиле Ferrari. Задача оказалась невероятно сложной.

ЭДИ СНАЙДЕРО И ПАОЛО ПИНИФАРИНА РЕИНТЕРПРЕТИРОВАЛИ НЕ ТОЛЬКО ДИНАМИЧНЫЕ ЛИНИИ ДИЗАЙНА
ГОНОЧНОГО АВТОМОБИЛЯ.

ДЕРЗКАЯ И ЭКСПРЕССИВНАЯ КОМПОЗИЦИЯ ДОНОСИТ ДАЖЕ ОЩУЩЕНИЕ ОТ ВОЖДЕНИЯ ЗНАКОВОГО СУПЕРКАРА

Девиз компании — «Кухня — это сердце дома». Связан ли выбор этого девиза с тем, какое место занимала «кухня» в жизни Вашей семьи?
Мы придерживались и будем придерживаться этого девиза. В моей семье, как и в основном в Италии, царит культ кухни. Сейчас стало очень популярно готовить дома, люди смотрят кулинарные шоу-программы, потом приглашают друзей и демонстрируют своё кулинарное мастерство.

Кухня — это не только территория, где для трапезы собирается моя семья. Это также территория, олицетворяющая домашний очаг, уют и общение.