LOLA GLAMOUR: НЕОБЫЧНЫЙ ДИЗАЙН

Несомненно, мировые бренды сегмента luxury по праву занимают свое место в иерархии торговых марок. Но вопрос о том, что требует больших усилий — пробиться наверх или удержаться на вершине — остаётся открытым. Что в действительности является эксклюзивом: мебель, выпускаемая под всемирно известным брендом, или предметы, создаваемые семейной фабрикой для узкого круга посвящённых? В действительности — и то и другое

    Я и мои собеседники Дезире Рамос и её брат Феликс сидели в удобных креслах и вели непринуждённый разговор, наслаждаясь красным каталонским вином и открывающимся с высоты двадцать четвёртого этажа видом на ночную Барселону. Мне всегда нравилось общаться с людьми, увлечёнными своим делом. Их энергетика притягивает. Вот и наш разговор протекал хотя и неспешно, но достаточно интересно. Я рассчитывал, что на встречу также придёт и Хуан Карлос — их старший брат. Но из-за неожиданно возникших дел он был вынужден остаться в Сории.
Сория, небольшой провинциальный городок, расположен на северо-западе Испании и относится к автономной области Кастилия и Леон. Именно в этом городе находится мебельная фабрика Lola Glamour, которая получила известность благодаря удивительному дизайну своей продукции.

Дезире, Феликс и Хуан Карлос являются владельцами этой фабрики, им же принадлежит и бренд Lola Glamour. Они сами разрабатывают дизайн мебели, управляют финансами предприятия и полностью руководят производственным процессом. С 1995 года, когда и была основана фабрика, прошло не так уж много времени, но этим людям удалось с нуля создать эффективное предприятие в высоко конкурентной среде. Разумеется, условия ведения бизнеса в Испании значительно отличаются от того, с чем приходится сталкиваться предпринимателям в России. Тем не менее мне было очень интересно понять, как мыслят европейские предприниматели, какие моменты они считают ключевыми и на что обращают внимание в первую очередь.

МЫ СОЗДАЁМ ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ, КОТОРЫЕ УКРАШАЮТ ИНТЕРЬЕРЫ НАШИХ КЛИЕНТОВ

Мой первый вопрос касался того, почему они решили заняться производством мебели. Но Дезире сразу же поправила меня, сказав, что они занимаются производством не просто мебели. 
«Мы создаём художественные произведения, которые украшают интерьеры наших клиентов, — сказала она. — Мы стараемся, чтобы наша мебель была интересна людям, а не просто пользовалась спросом на рынке. Что касается причин, побудивших нас заняться мебелью, то их было несколько. Во-первых, Феликс — художник, прекрасно рисует. Он всегда хорошо рисовал. Во-вторых, можно сказать, что так сложились обстоятельства. Я помню, как однажды вечером мы собрались втроём на веранде и допоздна обсуждали то, чем бы нам хотелось заниматься. Мы долго хвалились друг другу своими возможностями, своими талантами. Мы были молоды…». Её слова вызвали у меня улыбку: «А разве сейчас Вы не молоды?» Дезире засмеялась и, слегка махнув рукой в мою сторону, отметила, что семнадцать лет назад всё-таки была немного моложе.
«Именно тогда, тем летом, на той веранде мы и решили, что будем создавать дизайнерскую мебель», — подвёл итог Феликс.

ОДНОГО ТАЛАНТА, ЧТОБЫ ПОСТРОИТЬ ЭФФЕКТИВНЫЙ БИЗНЕС, БЫЛО НЕДОСТАТОЧНО

Разумеется, одного таланта Феликса, чтобы построить эффективный бизнес, было недостаточно. У Дезире к тому времени имелся небольшой опыт ведения бухгалтерского учёта, и, кроме того, она хорошо разбиралась в налогообложении предприятий Испании. А Хуан Карлос, их старший брат, уже несколько лет занимал руководящую должность в местном филиале одного из крупнейших банков Испании. Он обладал необходимыми для создания бизнеса связями и организаторскими способностями.
«Один богатый человек — не помню точно, кто это был — как-то сказал, что готов рассказать историю возникновения всех своих миллионов, всех, кроме первого, — улыбнулся Феликс. — У нас, правда, этих миллионов пока нет, но нам бы тоже не хотелось затрагивать некоторые финансовые аспекты нашего бизнеса. Будем считать, что это коммерческая тайна. Или скажем так: нам помогли друзья».

ГОТОВ РАССКАЗАТЬ ИСТОРИЮ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ВСЕХ СВОИХ МИЛЛИОНОВ, ВСЕХ, КРОМЕ ПЕРВОГО

«Нам пришлось много работать, — вспоминает Дезире. — Мы взяли на себя большую ответственность и просто не могли допускать ошибок. Но, конечно, они были. Сейчас все это вспоминаем с улыбкой, но тогда мы относились серьёзно к любой проблеме, даже самой незначительной. Порой серьёзнее, чем это было необходимо».
«Нам нужно было запустить процесс производства, наладить сбыт и выйти на самоокупаемость, — говорит Феликс. — Наш бизнес-план был рассчитан на пять лет, но уже в первый год нам не удалось выполнить всего, что было запланировано. И если бы не наш старший брат Хуан Карлос, возможно, что вы никогда бы не увидели мебели Lola Glamour не только в Москве, но и у нас в Испании».
Первые годы существования фабрики были для её владельцев самыми трудными. Помимо решения организационных задач, требовалось проводить маркетинговые исследования и создавать каналы сбыта продукции.
«Наша мебель не рассчитана на массового потребителя, — объясняет Дезире, — поэтому вариант с сетевыми магазинами нами даже не рассматривался. Кроме того, наша мебель достаточно дорогая, чтобы её мог позволить себе человек, получающий среднюю европейскую зарплату. Мы стараемся использовать современные технологии только там, где это действительно необходимо. Они рассчитаны на массовое производство типовой продукции, а нам это не подходит. Мы создаём нашу мебель традиционными способами. Главное для нас — это талантливые мастера, их руки и инструменты. Мы не просто мебельная фабрика — мы ремесленники». Дезире открыла на своем смартфоне фотографию какого-то документа и показала её мне: «Это сертификат, выданный нам гильдией ремесленников Испании. Он подтверждает, что производство нашей мебели на всех этапах осуществляется традиционными способами, с использованием ручного труда и натуральных материалов».
Я высказал предположение, что этот документ также является заслугой их старшего брата Хуана Карлоса, который в очередной раз задействовал свои связи. Феликс усмехнулся мне в ответ. «В этом отношении у нас всё немного сложнее, чем у вас в России, — сказал он. — Такие документы нельзя получить просто так, за деньги или по знакомству. Ты должен соответствовать предъявляемым требованиям — и это единственный возможный путь».
Вероятно, в жизненном цикле всех знаменитых брендов были аналогичные периоды, когда, будучи малоизвестными производителями, они выпускали первоклассную продукцию, которая пользовалась спросом лишь у избранных — состоятельных клиентов, истинных знатоков качества и ценителей оригинальности. Мировая известность и всеобщее признание пришли к ним не сразу — все приходилось завоёвывать, день за днём доказывая своё право стоять в одном ряду с известными марками.

ДО 2010 ГОДА МЫ НИ ЦЕНТА НЕ ПОТРАТИЛИ НА РЕКЛАМУ, ЕСЛИ НЕ СЧИТАТЬ ВЫПУСКА КАТАЛОГОВ. ВСЁ ЭТО ВРЕМЯ НАША МЕБЕЛЬ РЕКЛАМИРОВАЛА СЕБЯ САМА

Первыми клиентами фабрики Lola Glamour стали знакомые Хуана Карлоса — состоятельные люди, живущие в разных уголках Испании. Они положили начало формированию узкого круга постоянных покупателей. Необычный дизайн мебели Lola Glamour привлекал внимание. Это было что-то новое, весьма интересное, отличное от того, что предлагали другие, и очень часто превосходящее конкурентов по качеству. Молва о мебели Lola Glamour передавалась из уст в уста, но главное — о ней говорили именно те люди, для которых она создавалась. И число клиентов фабрики росло темпами, которые обеспечивали постепенное расширение производства.
«Вы будете удивлены, — говорит Дезире, — но до 2010 года мы ни цента не потратили на рекламу, если не считать выпуска каталогов. Всё это время наша мебель рекламировала себя сама». Философия фабрики сконцентрирована на дизайне и качестве выпускаемой продукции. Семья Рамос не заинтересована в чрезмерной популярности принадлежащего ей бренда. Владельцы фабрики предпочитают создавать мебель для избранных, для тех, кто по-настоящему ценит уникальность интерьера и желает отличаться от остальных.
В 2010 году мебель Lola Glamour впервые была представлена на международной мебельной выставке iSaloni в Милане. Увеличение спроса со стороны иностранных заказчиков потребовало от фабрики дополнительных инвестиций в производство. Однако наряду с проведённой модернизацией владельцам фабрики удалось сохранить главное — неповторимый дизайн мебели Lola Glamour и её непревзойдённое качество. Члены семьи Рамос по-прежнему бережно хранят традиции своего ремесла. Как и прежде, мебель Lola Glamour изготавливается вручную из массива португальской черешни, а её декорированием занимаются мастера, прошедшие специальную подготовку в учебном центре, созданном при фабрике.
 Вся мебель производится только на заказ, а срок её изготовления — не более трёх месяцев.

«Делайте то, что вам нравится, — заключает Феликс. — И всегда делайте это с полной отдачей сил, на пределе своих возможностей. Только в этом случае вы сможете добиться успеха». 

«Какими бы ни были экономические условия, — добавляет Дезире, — возможность преуспеть существует при любых обстоятельствах. Оглянитесь по сторонам — рядом с вами много талантливых людей. Хорошая команда — это очень важно. Я бы не справилась одна. И Феликс тоже. Никто бы не справился один. И ещё: если решили что-то сделать, то делайте, не обращая внимания на страхи и опасения».