АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВ: УЗНАТЬ В ЭТОЙ ЖИЗНИ ВСЁ

    Александр Васильев — знаменитый историк моды, популярный телеведущий, декоратор и востребованный театральный художник.

Человек редкой эрудиции и блестящий рассказчик. Весь земной шар он объездил три раза и в совершенстве владеет семью языками.

Ему комфортно в любой стране, но постоянно он проживает во Франции.

У него пять домов, но он не считает себя богатым.

Васильев выпустил около 30 книг и предрекает модные тенденции, опираясь на геополитические факторы.

Обладатель одной из самых крупных коллекций костюмов Русского периода.

Александр считает, что надо жить свободно, быть уверенным в своих возможностях и достигать своих целей.
The Excellence: Ваш отец — театральный художник, создатель декораций и костюмов, в том числе для Большого театра, мать — драматическая актриса. В какой степени повлияло на пробуждение интереса к моде и на Вашу карьеру то, что Вы были рождены в артистически одарённой семье?

Александр Васильев: Интерес к моде заложен во мне генетически, ведь все мои родственники — творческие люди, трепетно относящиеся к искусству. К тому же мои бабушки были настоящими модницами, а мама всегда оставалась очень красивой и элегантной женщиной. Родители меня брали в театр, где работали очень красивые артистки. И они модно одевались. В советскую эпоху мода была позволена не всем. Артисткам же можно было и брови выщипывать, и на каблуках ходить, и даже носить модные платья. Я вырос в этой атмосфере. Хорошим знакомым нашей семьи был Слава Зайцев. В гости часто приходили многие старейшие сотрудники Московского Дома моделей. К примеру, модельер 1930-х годов Анель Судакевич, Вера Аралова, которая была художником Московского Дома моделей с 1948 года. Мои родители ездили в командировки и тур-поездки за границу, что считалось огромной привилегией в советское время. Мне всегда привозили очень много одежды. Моя старшая сестра была одной из самых модных девушек Москвы. Я лет с десяти тоже стал модничать, а с четырнадцати лет увлёкся историей моды.
Вы говорили, что Вы приняли решение уехать в Париж ещё тринадцатилетним мальчиком. Уже тогда это было решение просто уехать или решение добиться успеха? И откуда в 13-летнем советском мальчике такая целеустремлённость, решительность и настойчивость на пути к цели?

Я уехал во Францию в 1982 году, мне на тот момент было 23 года. Уехал потому, что не любил большевиков. Я ненавижу их до сих пор и считаю, что большевизм — самая страшная беда, когда-либо случившаяся с Россией. Россия за период советской власти гораздо больше потеряла, чем приобрела. Её политика заключалась в геноциде русского народа, уничтожении генофонда его лучшей части. Я бежал из СССР от большевиков. Решение покинуть страну было вызвано также культурологическими причинами, желанием изучать языки, путешествовать, приблизиться к миру моды, которого в СССР в те годы просто не существовало. И потом, меня всё время попрекали именем моего отца. У меня и у самого стало создаваться впечатление, что сам по себе я ничего не могу сделать, а папа может всё. 
Как известно, в тени большого дерева ничего не произрастёт. Долгие годы я то и дело слышал: за тебя нарисовал папа, за тебя «поступила» мама. Когда я уехал за границу, я оказался предоставленным самому себе и смог развить свой потенциал.
Оказался ли капиталистический Запад сродни Вашим ожиданиям?

У меня был культурный шок от увиденного. Я увидел замечательные замки, дворцы, чудесные коллекции, о существовании которых не подозревал. Мне удалось очень сильно углубить свои знания, расширить их до пределов, которые мне были недоступны в России из-за недостатка изобразительного материала и невозможности в те годы путешествовать и посещать музеи, архивы и библиотеки всего мира.

Ваша коллекция насчитывает более 10 000 предметов. Не могли бы Вы назвать три из них, представляющие для Вас особую значимость?

Значимость для меня представляет моя коллекция целиком, я не разделяю её на любимые и менее любимые экспонаты. Каждую вещь я не просто держал в руках, а искал, размышлял, сравнивал и обдумывал возможность приобретения того или иного экспоната для своей коллекции.
Можете ли сравнить остроту ощущений от удовлетворения Ваших амбиций в качестве профессионала мира моды, писателя, предпринимателя при реализации коммерческого проекта или ведущего телепередачи? Что воспринимается более глубоко, тонко и что — решительно прагматично?

Я не берусь за дело, которое несёт в себе одну лишь только прагматичность. Основная нить, связывающая все мои ипостаси и проекты, за которые я берусь, — это искусство, то, чему я посвятил жизнь, и то, чем люблю заниматься больше всего. И если любимое дело приносит коммерческий успех, то это наивысшее счастье.

Каковы составляющие Вашего творческого процесса?

Каждодневный труд — это основная составляющая моего творческого процесса.

Вашу квартиру на Porte de Vanves описывают как то место, где Российская империя продолжает существовать в самом центре Парижа.

Я живу в интерьере XIX века, квартиру оформил как можно ближе к тургеневскому стилю. Мебель красного дерева привез из Южной Америки — она напоминает почти не сохранившуюся русскую мебель той эпохи. Из Рейкьявика прибыли мои датские зеркала эпохи Торвальдсена. Я собираю старинные портреты. Однажды, во время поездки в Португалию, я увидел в замке Синтра спальню короля кошенилевого цвета (ярко-красный. — Ред.). Вдохновение озарило меня, и я заказал кошенилевые стены в гостиной и цвет «синий Бенуа» в спальне. А прихожая у меня малахитового цвета.
Говорят, что коллекция антикварной мебели в Вашем загородном доме в Литве уже соперничает с Вашей парижской коллекцией. Правда ли это?

У меня пять домов в самых разных уголках Европы. И имения в Оверни (адм. регион Франции. — Ред.) и Литве, и квартиры в Париже, Кранце и Москве похожи на маленькие музеи из-за большого количества старинных вещей. Но это мой стиль жизни.

Ваша идея создать выездную школу гениальна. Какова миссия выездных школ?

Школа Александра Васильева даёт возможность погрузиться в атмосферу моды и отлично отдохнуть. Несколько раз в год мы с моими студентками совершаем невероятное путешествие к истокам моды. За последнее время группы слушателей посетили самые интересные места на мировой карте. Словом, Школа Александра Васильева — это сочетание лекций о моде с практическими занятиями под моим личным руководством.

Получаете ли Вы удовольствие от создания бизнес-проектов?

Ещё какое! Но повторюсь, прежде всего я занимаюсь творчеством, и если мои творческие проекты, будь то новая книга или очередная выставка, приносят прибыль, то не это ли настоящий успех?!

Когда Вы понимаете для себя, что лучше завершить тот или иной проект?

Когда проходит первый ажиотаж и реакция общественности лишь только-только начинает идти на спад, нужно немедленно закругляться и затевать что-то новое.
Что такое мода XXI века? Вы считаете, что стиль «унисекс» всё ещё одерживает победу?

Мода XXI века — это ретро, 1970-80-е годы, длина до пола, яркие цвета, направление бесконечного пережёвывания хиппизма и этноса. Словом, мода топчется на месте, она не креативна, в основном, проецирует эти два десятилетия ХХ века.

Существует ли на сегодняшний момент понятие «старомодно одетой женщины»?

Сегодня словосочетание «старомодно одетая женщина» практически исчезло из нашего словарного запаса, вы заметили? Используются другие термины — ретро, винтаж... Мы возвращаемся к тому, что было создано в ХХ веке: одни носят брюки-клёш, другие — newlook, третьи — не вылезают из джинсы, мы эксплуатируем модные изобретения прошлого века. Сейчас даже Людмилу Прокофьевну Калугину — мымру из знаменитого фильма Эльдара Рязанова «Служебный роман» — стали называть прародительницей хипстеров в России. Поэтому никаких старомодно одетых женщин в настоящее время в России нет, а если кто-то заметит, что Вы одеты старомодно, смело можете, посмотрев со снисхождением на оппонента, возразить: «Это ультрамодный сегодня стиль ретро».

Есть, была ли в России заметная Вам персона в мире моды? Если да, то почему?

Конечно, мне нравятся многие. Кирилл Гасилин, например. Я нахожу его очень талантливым и европейским. Его крой очень оригинален. А модели рассчитаны как на худых, так и на полных женщин, что для России немаловажно. Мне нравится Алена Ахмадуллина, Игорь Чапурин, Александр Арнгольдт, Татьяна Парфёнова, Татьяна Котегова. Это уже немало!
Вы много путешествуете. Где ещё мечтаете побывать?

К моему великому сожалению, я никогда не был в Бразилии. Мечтаю туда попасть! Хорошо изучил музеи Австралии, но не знаю Новой Зеландии. Для меня это очень важно. Я не знаю Южно-Африканскую Республику! Я не знаю Индию! Хотя работал в 30 странах мира и объездил 60 стран. Чувствую себя полудиким человеком. Хочу всё узнать в этой жизни и умереть умным, хочу!

Вы недавно сказали, что мода Китая завоюет мир в следующие 20 лет. Что указало Вам на возможность такого предсказания?

В Китае полтора миллиарда человек, а у нас живет лишь одна десятая. Естественно, у них есть все шансы прорваться на модный рынок. Будущее за Китаем, вот и всё.

В каком качестве в ближайшем будущем Вы хотели бы себя видеть?

Только тем, кем я являюсь на сегодняшний момент.